Войдите или зарегистрируйтесь.

Войти

Логин
Пароль

Регистрация

Логин
Пароль
Повторите пароль
Ваше имя
Ваш e-mail
Что?
Где?
Почем?
ХОЧУ!

Джазовая энциклопедия
джазовые сайты

радио джаз слушать

джазовые книги

сколько стоит доставка?

реклама на сайте
RSS


Подпишитесь на наши новости:


PARKER Maceo


PARKER Evan

Реклама:

ПЕЧАТЬ КНИГ ПО ТРЕБОВАНИЮ
(Book On Demand)
– способ печати книг по мере необходимости и малыми тиражами.
От одного экземпляра. С выплатой автору гонорара.
подробнее

Рекомендуем


Фейертаг В.
История джазового исполнительства в России
Купить Фейертаг В. История джазового исполнительства в России
380.00 руб.


учебный DVD курс по импровизации
Импровизировать может каждый
Купить учебный DVD курс по импровизации Импровизировать может каждый
2980.00 руб.


Саймон Д.
Гленн Миллер и его оркестр
Купить Саймон Д. Гленн Миллер и его оркестр
290.00 руб.


Фейертаг В.
Джаз. Энциклопедический справочник
Купить Фейертаг В. Джаз. Энциклопедический справочник
990.00 руб.



джазовые книги: История джаза в России: Биг-Бэнды 60-х

Фейертаг В., история джазового исполнительства в России, оркестр Олега ЛундстремаНебольшой отрывок из книги Владимира Фейертага "История джазового исполнительства в России".

Несколько цитат из предлагаемого материала: <...> Русский бэнд под руководством Лундстрема становится настолько профессиональным, что его приглашают в Шанхай в престижные танцевальные залы «Мажестик» и «Парамаунт» (потом первое поколение музыкантов бэнда будут называть «шанхайцами»). В 1947 году оркестр – к тому времени уже полный биг-бэнд с новыми американскими инструментами и с большой нотной библиотекой – возвращается на родину. <...>

<...> В ноябре 1963 года показал свою первую программу Приокский эстрадный оркестр (другое название «Тульский молодежный оркестр»), который возглавил пианист, аранжировщик и композитор Анатолий Кролл. Этот бэнд также делал ставку на инструментальный джаз. В Тулу к Анатолию Кроллу, уже зарекомендовавшему себя опытным лидером и блестящим пианистом-импровизатором (до Тулы Кролл, выпускник Челябинского музыкального училища, руководил несколькими филармоническими ансамблями и возглавлял Государственный эстрадный оркестр Узбекистана), потянулись способные музыканты из многих городов. <...>



БИГ-БЭНДЫ 60-х ГОДОВ

Фейертаг В., история джазового исполнительства в РоссииПервая оттепель (1957-1962) позволила музыкантам и любителям джаза получить более точное представление о состоянии этого вида музыки за рубежом и, прежде всего, в Соединенных Штатах Америки. Начался весьма скромный культурный обмен, благодаря которому в Советский Союз приезжали знаменитые американские джазовые музыканты – оркестр Бенни Гудмена (1962), септет Эрла Хайнза (1966), джаз-оркестр Иллинойского университета (1968), а впоследствии биг бэнды Дюка Эллингтона (1971) и Тэда Джонса – Мела Льюиса (1972). Но еще в конце 50-х годов, стало очевидно, что отечественные  большие оркестры джазовой ориентации должны «вырваться» из театрализовано-песенного клана и представлять, насколько это возможно, современный инструментальный джаз.

Первым коллективом, который заявил на эстраде о приоритете инструментальной джазовой музыки, стал оркестр Олега Лундстрема.

Коллектив складывался в довольно необычных условиях, в Харбине, столице Манчжурии. Олег Леонидович Лундстрем (1916 – 2006) с детства играл на фортепиано и вибрафоне, а его младший брат Игорь освоил кларнет и саксофон. Отец работал на КВЖД (китайско-восточная железная дорога), братья Лундстремы поступили в Харбинский политехнический институт и из сверстников собрали джазовый секстет: кроме братьев Лундстрем в нее вошли контрабасист Александр Гравис, трубачи Алексей Котяков, Олег Осипов и тромбонист Григорий Осколков. К осени 1934 года в оркестре было уже девять человек.

Оркстр Олега Лундстрема, историяРусский бэнд под руководством Лундстрема становится настолько профессиональным, что его приглашают в Шанхай в престижные танцевальные залы «Мажестик» и «Парамаунт» (потом первое поколение музыкантов бэнда будут называть «шанхайцами»). В 1947 году оркестр – к тому времени уже полный биг-бэнд с новыми американскими инструментами и с большой нотной библиотекой – возвращается на родину. В Москве и Ленинграде жить не разрешено (может быть, завербованы?), из предложенных городов для проживания музыканты выбирают Казань – как город, самый близкий к столице и к тому же с консерваторией.

Конец сороковых – самое тяжелое для джаза время. Музыканты поступают в консерваторию, Олег Лундстрем получает диплом композитора и дирижера, Игорь Лундстрем становится музыковедом. Изредка оркестр собирался и выступал на закрытых концертах, вызывая у слушателей неподдельное восхищение. В 1955 году республиканское радио рискнуло записать несколько инструментальных номеров – «Татарскую самбу» Александра Ключарева, «Мираж» и «Интерлюдию» Олега Лундстрема, и эти записи, через некоторое время попавшие в Москву, принесли коллективу всесоюзную известность. В конце 1956 года оркестр переезжает в столицу и начинает подготовку к первой гастрольной поездке по стране.

Инструментальные пьесы были тщательно отобраны, и в целом появление на эстраде такой программы стало новым этапом в утверждении джаза на эстраде. Впервые на сцене появился полный классический биг-бэнд без струнной группы. Это не осталось незамеченным. В одной из рецензий на выступление оркестра мы можем встретить следующий пассаж: «К сожалению, в оркестре Лундстрема не представлена струнная группа, звучание которой во многом облагораживает тембровую палитру современного джаза». Но количество восторженных отзывов не подвергает сомнению тот факт, что интерес к инструментальным достижениям джаза был необычайно велик. «Мощность общего звучания и рядом с этим мягкость и изящество самых тонких и контрастных нюансов не оставляют желать лучшего», писал рецензент из Самары, а джазовый критик Алексей Баташев отмечал: «Оркестр Олега Лундстрема был, пожалуй, единственным коллективом, который нельзя было упрекнуть в слабом или вялом ритме. Большая заслуга в этом принадлежала контрабасисту Александру Гравису. Его незаурядные исполнительские данные позволяли – без применения микрофонов (!) – добиться мощного, упругого свинга, способного пронизать и вынести на себе всю массу плотной оркестровой звучности.».

Только за первые два с половиной года оркестром было сыграно более 25 инструментальных пьес. В репертуар вошли выбранные с большим вкусом классические джазовые номера – такие, как «Ноктюрн Гарлема» Э. Хейгена, «Проповедники» Х. Силвера, «Добрая земля» Н. Хефти, некоторые пьесы из репертуара Каунта Бэйси и Гленна Миллера, фрагменты из «Шекспировской сюиты» Дюка Эллингтона... Но было и много оригинальной музыки. Олег Лундстрем аранжировал «Балладу» А. Монасыпова, сочинил для группы тромбонов «Песню без слов» и создал необычную транскрипцию старинного романса «Прощай, мой табор». Изобретательно звучали традиционно необходимые фантазии и парафразы («Фантазия о Москве», «Фантазия на темы песен А. Цфасмана»). Представили свои работы и молодые аранжировщики – Николай Капустин аранжировал песню В.Соловьева-Седого «В лодке», Гиви Гачечиладзе написал «Грузинские эскизы» и «Концертино для контрабаса с оркестром», Игорь Якушенко «Концерт для джаз-оркестра», Анатолий Кролл «Русский блюз», а Георгий Гаранян сделал джазовую миниатюру на основе песни Дунаевского «Весна идет».

Инструментальные джазовые программы имели огромный успех в Москве, Ленинграде и еще в нескольких крупных городах страны. Однако в провинции от такого состава ожидали театрализованного и песенного представления. Понимая это, Лундстрем постоянно держал наготове две программы – инструментально-джазовую и песенно-развлекательную. Для первой программы оркестр старался подобрать себе специальную аудиторию, выступал в институтах и джазовых клубах, на фестивалях (с 1965 года и на зарубежных). Но даже в эстрадно-развлекательной программе Лундстрем старался представить песни, близкие к джазовым стандартам. Большим успехом пользовались два ноктюрна Кары Караева на слова Ленгстона Хьюза «Устал я» и «Летняя ночь». Вокалист Арнольд Беседин сочно и красочно вел сложную мелодическую линию этих произведений, соединивших в себе торжественность спиричуэлов и ритмическую подвижность оркестрового блюза. Специфическая джазовая манера характеризовала выступление рижской вокалистки Айно Балыни. Особенно ей удалась песня «Мекки-нож» из «Трехгрошовой оперы» Курта Вайля на слова Бертольда Брехта. Мелодия песни свободно варьировалась вокалисткой, а ритмическая разработка и фразировка были столь сродни инструментальной импровизации, что один из рецензентов заметил: «Айно Балыня несомненно обладает очень острым, ярким и самобытным ощущением джаза». Многих вокалистов «открыл» сам Лундстрем. В его коллективе дебютировали Майя Кристалинская, Валентина Дворянинова, Раиса Неменова, Гюли Чохели, Валерий Ободзинский, Дмитрий Ромашков, .Ара Арсенян, Ирина Отиева и многие другие.

Высокая требовательность к песенному материалу, безупречный вкус в аккомпанементе (оркестр часто аккомпанировал уменьшенным составом, иногда только квартетом), хорошая режиссура (программы ставили такие мастера сцены, как Николай Акимов, Георгий Товстоногов, Евгений Симонов) выделяли оркестр Лундстрема из числа подобных коллективов. Биг-бэнд больше всего гордился своим джазовым мастерством, и как бы его программы не пополнялись вокалистами и танцорами, тетрализованно-песенными их назвать нельзя. В центре всегда находился сам бэнд и его солисты-импровизаторы. «Из старой гвардии» выделим тех, кто неизменно вызывал восторг слушателей в конце 50-х годов: тенор-саксофонист Игорь Лундстрем, трубачи Алексей Котяков и Иннокентий Горбунцов, тромобнист Григорий Осколков, контрабасист Александр Гравис, барабанщик Зиновий Хазанкин. Джазовую направленность подчеркивают уже первые пластинки – «Эстрадный оркестр под упр. Олега Лундстрема. Д-018325-26, Оркестр Олега Лундстрема. Д-027931-32, Оркестр Олега Лундстрема. СМ60-08473-74. Два альбома, объединенные названием «Памяти музыкантов», посвящены Гленну Миллеру и Дюку Эллингтону и частично представляют джазовую классику в новых аранжировках.

Оркестр Лундстрема стал университетом для многих молодых исполнителей страны. После ухода старшего поколения «шанхайцев» в бэнд пришли трубачи Виктор Гусейнов, Константин Носов, Лев Щеголев, Александр Фишер, саксофонисты Георгий Гаранян, Геннадий Гольштейн, Роман Кунсман, Алексей Зубов, Станислав Григорьев, Михаил Цуриченко, Владимир Колков, тромбонисты Виктор Бударин, Аркадий Шабашов, пианисты Вагиф Садыхов, Сергей Тереньев, Михаил Окунь, барабанщики Иван Юрченко, Владимир Болдырев, Владимир Журкин, контрабасисты Сергей Мартынов, Валерий Куцинский, Анатолий Бабий, Игорь Уланов. Звучание оркестра 60-70-х годов запечатлено на пластинках «В наше время» (С6018375-76) и «В сочных тонах» (С60-18373-74). Длительное время с оркестром сотрудничал один из лучших биг-бэндовых аранжировщиков, рижанин Виталий Долгов (1937-2007). «Стиль В. Долгова, – писал один из критиков, – не повторяет традиционной трактовки большого оркестра, разделенного на секции (трубы, тромбоны, саксофоны), между которыми постоянно ведутся диалоги и переклички. В. Долгову более свойствен принцип сквозного развития материала. В каждом отдельном эпизоде пьесы он находит характерную оркестровую ткань, оригинальные тембровые сочетания. В. Долгов часто пользуется приемами полифонии, наложениями пластов оркестровых звучностей. Все это придает его аранжировкам стройность и цельность».

Джазовые программы оркестра Олега Лундстрема (заметим, кстати, что в наименованиях коллективов, как правило, отсутствовало слово «джаз») помогли в 60-е годы созданию еще нескольких биг-бэндов, ориентированных на инструментальной направление, на исполнение современного свинга. В ноябре 1963 года показал свою первую программу Приокский эстрадный оркестр (другое название «Тульский молодежный оркестр»), который возглавил пианист, аранжировщик и композитор Анатолий Кролл.

Оркестр Анатолия КроллаЭтот бэнд также делал ставку на инструментальный джаз. В Тулу к Анатолию Кроллу, уже зарекомендовавшему себя опытным лидером и блестящим пианистом-импровизатором (до Тулы Кролл, выпускник Челябинского музыкального училища, руководил несколькими филармоническими ансамблями и возглавлял Государственный эстрадный оркестр Узбекистана), потянулись способные музыканты из многих городов. Тонкое понимание специфики джаза и неутомимый педагогический пыл Кролла превратили оркестр в своеобразную джазовую школу.

Именно в этом бэнде впервые проявили себя такие исполнители как саксофонисты Станислав Григорьев, Александр Пищиков, Роман Кунсман, Александр Шешулин, трубач Виктор Гусейнов, тромбонисты Виктор Бударин, Аркадий Шабашов, контрабасист Сергей Мартынов, барабанщики Юрий Генбачев, Иван Юрченко. Многие из упомянутых музыкантов после «школы Кролла» легко вошли в «команду» Олега Лундстрема

Самые интересные работы Кролла-композитора, исполненные тульским оркестром – «Два характера, «Дорога длиннее жизни», «Синтез», «Концертино для контрабаса с оркестром». В концертах звучала и выбранная с отличным вкусом классика свинга. Возникали и необычные тембровые комбинации – в бэнде часто появлялись флейты, валторны, флюгельгорны, туба. Некоторое время в оркестре играли сразу два барабанщика. Внутри бэнда образовалось не менее четырех групп импровизаторов. В 1967 году одна из таких групп – квартет Анатолия КроллаАлександром Пищиковым, Сергеем Мартыновым и Юрием Генбачевым) стала фаворитом Международного таллиннского фестиваля и чуть ли главной причиной скандала, после которого фестиваль и закрыли (Москва отключила прямую трансляцию концерта по радио, когда контрабасист Сергей Мартынов начал петь в унисон с солирующим контрабасом).

За семь лет существования тульский биг-бэнд многое сделал для популяризации инструментального джаза. Сам Кролл иногда выступал как комментатор исполнявшихся произведений. Но, конечно же, гастролируя по всей стране, коллектив сокращал джазовую часть программы и предоставлял сцену эстрадным вокалистам.  В 1966 году было создано еще два биг-бэнда с явно джазовым уклоном – Концертный эстрадный ансамбль Всесоюзного радио и лелевидения под руководством Вадима Людвиковского и ВИО-66 Юрия Саульского.

Оркестр Вадима Людвиковского. 1967 г.В оркестр Людвиковского тоже пришли замечательные музыканты (Георгий Гаранян, Геннадий Гольштейн, Алексей Зубов, Константин Носов, Константин Бахолдин, Александр Гореткин, Адольф Сатановский, Борис Фрумкин), поэтому руководителю удалось в короткий срок добиться идеального синхронного звучания, отточенной джазовой артикуляции. Но, к сожалению, оркестр крайне редко появлялся на джазовой сцене (правда, выступил на фестивалях в Москве, Праге и Варшаве), в основном это был студийный коллектив, которому удалось записать ряд новых композиций российских авторов и выпустить всего одну пластинку с джазовой свинговой программой («Концертный эстрадный ансамбль под упр. Вадима Людвиковского. Д-022261-62).

Вокально-инструментальный оркестр под руководством Юрия Сергеевича Саульского (1928-2005) не случайно дебютировал на втором ленинградском джазовом фестивале. Этим выступлением (апрель 1966), как и первыми концертами в Московском театре эстрады, оркестр сразу же заявил о своем намерении серьезно пропагандировать джаз. И, действительно, после оркестра Олега Лундстрема ни один столичный коллектив не предлагал публике такого количества инструментальных пьес в одном концерте. «Джаз еще пасынок на эстраде, – писал Саульский, – А ведь настоящая джазовая музыка требует филармонической пропаганды, безусловно лишенной, прежде всего, всех компонентов обычной эстрады. Нужно приучиться слушать музыку без ее оправдания. Настоящий джаз должен существовать наряду с эстрадной, популярной легкой музыкой, – это доказывать излишне. Но джазовая музыка должна пропагандироваться столь же серьезно, как камерная, и столь же широко, как эстрадная».

Коллектив был необычен: помимо традиционных оркестровых секций (трубы, тромбоны, саксофоны, ритм-группа) в нем использовался вокальный октет в роли инструментальной группы. Применяя вокально-слоговое пение (скэт), вокалисты исполняли риффы, короткие мелодико-ритмические формулы, во время импровизаций инструменталистов или же создавали гармонический фон. Нередко голоса звучали в унисон с какой-либо группой оркестра. Юрием Саульским и первым руководителем вокального октета Эриком Тяжовым был творчески использован опыт некоторых зарубежных коллективов, таких, как оркестр Рэя Конниффа, вокальное трио Лэмберт-Хендрикс-Росс, октет “Swingle Singers”. Отметим, что, начиная с 50-х годов вокальные ансамбли джазовой ориентации входят в моду – вокальный октет использовал в 1957 году Мишель Легран (он выступал в Москве и Ленинграде в рамках Всемирного фестиваля молодежи и студентов), оркестр Олега Лундстрема пригласил азербайджанский вокальный квартет «Гая», а на фестивалях в двух столицах блистал ленинградский секстет ансамбль Юрия СаульскогоГенриха Зарха. Однако «ВИО-66» никого не копировал. Даже, когда исполнялись известные джазовые темы (“So What?” Майлза Дэвиса или “Worksong” Нэта Эддерли), версии их были самостоятельны и абсолютно новы.

Основу репертуара составили композиции Юрия Саульского, второго дирижера оркестра Алексея Мажукова, а также некоторые пьесы музыкантов оркестра (в основном Юрия Чугунова). Несомненными удачами были такие композиции, как «Знакомство с оркестром», «Элегия для альт-саксофона», «Оживленная беседа» Саульского, «Равновесие» Алексея Козлова, четырехчастная сюита Юрия Чугунова, «Коробейникик» Михаила Цуриченко, «Наездник» Владимира Журавского, «На московских просторах» Алексея Мажукова, «Вариации на русские мотивы» Саульского и Мажукова. «Оркестровые пьесы «ВИО-66» заключают в себе подлинный синтез современного музыкального мышления, острой джазово-ритмической формы и высокого мастерства ансамбля, – отмечал рецензент. – Саульский, соединяя в себе композиторскую логику и эмоциональное вдохновение дирижера, добивается образности, художественности, поэтичности исполняемых произведений. Сложные ритмы в его джазе – это отражение стремительности движения человеческой жизни, это образ резкой смены настроений, это чуть ли не пластически оформленная в звуках мысль современника». Почти всегда программу открывала композиция «Знакомство с оркестром», тема которой, несомненно, связана с бибопом (возникают аналогии с мелодиями Чарли Паркера или с композицией Джимми Джуффрэ «Четыре брата»).

Костяк оркестра всегда составляла группа музыкантов-импровизаторов. Солисты-инструменталисты не только заполняли сольные эпизоды в оркестровых пьесах, но и образовывали в различных комбинациях малые ансамбли. Основой всего оставалась, разумеется, ритм-секция, в которую входили пианист Игорь Бриль, барабанщики Владимир Журавский и Александр Симоновский, контрабасисты Алексей Исплатовский, Анатолий Соболев, Владимир Смоляницкий, Виктор Двоскин и Валерий Куцинский. Солистами выступали саксофонисты Алексей Козлов, Михаил Цуриченко, Юрий Чугунов, трубач Игорь Широков. Коллектив умел быстро и целенаправленно работать благодаря разносторонне образованному Юрию Сергеевичу Саульскому. Помимо композиторского таланта он обладал глубокими музыковедческими знаниями и, кроме этого, соединял отличные педагогические данные с неутомимым энтузиазмом.

«ВИО-66» просуществовал пять лет и показал за это время три программы. Вначале в коллективе было два вокалиста, мим Александр Жеромский и конферансье Григорий Гуревич. Оркестр чрезвычайно нестандартно и деликатно отнесся к необходимой для выступлений на эстраде развлекательной части репертуара, аккуратно и в меру по-джазовому аккомпанировал песенным номерам. В отборе эстрадного материала всегда чувствовался высокий вкус, аранжировки к тому же учитывали наличие вокального октета. Иногда состав аккомпанирующей группы сознательно уменьшался, что позволяло в течение концерта создавать яркие звуковые контрасты. Во время первых гастролей программа четко делилась на две части: первое отделение – джаз, второе – эстрадные песни и развлекательные номера. Однако встречи с разнообразной аудиторией заставили оркестр и его руководство искать некую «золотую середину». Джазовая и развлекательно-популярные части стали смешиваться на протяжении всего концерта. Юрий Саульский с грустью отмечал, что «к сожалению, наши зрители и слушатели, придя на концерт джазовой музыки, ждут от ансамблей чего угодно, вплоть до акробатических трюков». Постепенно ВИО пришлось менять ориентацию и переходить на обычную песенно-инструментальную программу. К 1969 году в оркестре насчитывалось уже шесть исполнителей песен (успешно выступали с оркестром Татьяна Джима, Олег Ухналев, Жанна Горощеня, Валентина Толкунова, Нина Бродская, Вадим Мулерман. В 1971 Юрий Саульский распустил коллектив, оставив для истории только две пластинки.

Следует упомянуть и оркестры Союзных республик, который стремились к исполнению качественного инструментального джаза – киевский бэнд «Днипро», который вначале возглавил ленинградец Игорь Петренко, а затем тбилисский композитор Гиви Гачечиладзе, Государственный эстрадный оркестр Азербайджаза (музыкальный руководитель Анатолий Кальварский), оркестр Грузии под руководством Константина Певзнера и Рижский эстрадный оркестр Эгила Шварца (позже его руководителем стал Раймонд Паулс) и джаз-оркестр Армении под руководством Константина Орбеляна. Все эти коллективы успешно разъезжали по огромной стране, комбинируя эстрадно-развлекательные программы с пропагандой современного оркестрового джаза. К сожалению, эти коллективы не оставили никакой музыкальной документации о своей деятельности, только рижский оркестр выпустил одну замечательную пластинку «РЭО в ритме джаза».

Джаз-оркестр п\у Иосифа ВайнштейнаМного шума в музыкальной жизни северной столицы и всей страны наделал Ленинградский оркестр под руководством Иосифа Вайнштейна. Это был единственный коллектив, игравший в танцевальных залах Ленинграда, но известный всем, кто интересовался в то время джазом. Иосиф Владимирович Вайнштейн (1918 – 2001) – трубач, дирижер и отличный организатор – сумел к 1959 году принять в свой танцевальный оркестр почти всех молодых музыкантов городского джазового андеграунда. В оркестр пришли (в разное время) трубачи Виктор Игнатьев, Константин Носов, Александр Шак, Ярослав Янса, позже Лев Щеголев, саксофонисты Геннадий Гольштейн, Игорь Петренко, Ростислав Чевычелов, Георгий Фридман, Фридрих Запольский, тромбонисты Алексей Канунников, Борис Кричевский, барабанщики Сергей Самойлов, Игорь Кребер, Станислав Стрельцов, пианист Давид Голощекин, контрабасист Виктор Смирнов.

Музыканты сами делали аранжировки (в основном Геннадий Гольштейн, в меньшей степени Константин Носов и Алексей Канунников), мастерски и оперативно «снимали» пьесы зарубежных оркестров с магнитофонной ленты и в исполнении старались сохранять манеру и стиль оригинала. Оркестр Вайнштейна проработал в танцевальном зале десять лет. Постоянная импровизационная насыщенность, непривычно сочное звучание медных групп и «фирменный» репертуар привлекали к нему повышенное внимание поклонников джаза. Обычно около эстрады стояла большая толпа любителей этой музыки, среди которых большинство пришло не танцевать, а только слушать оркестр.

Совершенно естественно, что ленинградская музыкальная общественность не оставляла такой коллектив без внимания. Начиная с 1958 года, оркестр периодически выступал в Театре эстрады с концертами джазовой музыки, проводил отчеты в Союзе композиторов, сопровождал лекции, посвященные джазу, аккомпанировал зарубежным вокалистам. Для таких концертов создавались произведения, которые впоследствии оставались в репертуаре оркестра: «Тройка» Андрея Петрова, песня Александра Чернова «Идет июль». Анатолий Кальварский создал большую фантазию «Летите, голуби» (на тему песен Дунаевского), Марк Самойлов создал «Парафраз на тему песни Гершвина «Любимый мой» (для солирующего фортепиано с оркестром). В 1966 году коллектив завоевал первые призовые места на джазовых фестивалях в Ленинграде и Таллине. Специальный приз получил Геннадий Гольштейн за аранжировки песни Петрова «Я шагаю по Москве» и песни Андрея Эшпая «Где же тут любовь?».
До 1967 года в оркестре сохранялось твердое ядро – квинтет Гольштейна–Носова, поэтому, несмотря постоянную смену музыкантов-сайдменов, лицо оркестра практически не менялось. Ведущие инструментальных групп сохраняли общий характер звучания, и даже в те временя, когда в коллективе играли далеко не самые сильные музыканты. Соседство с такими лидерами, как Гольштейн и Носов, в короткий срок превращало музыкантов в активных джазменов – достаточно было нескольких репетиций, и оркестр вновь звучал первоклассно. Об этом свидетельствуют первые пластинки бэнда с одним названием – «Оркестр под руководством Иосифа Вайнштейна». Казалось, явный кризис должен был наступить с уходом из коллектива знаменитого квинтета (в начале 1967 года квинтет солистов и еще 4 музыканта переехали в Москву в оркестр Эдди Рознера). Однако добрые традиции и внутренняя сплоченность состава оказались столь действенными факторами, что даже без сильных концертмейстеров оркестр удержался на высшем уровне и выдвинул из своей среды новых достойных солистов-импровизаторов, аранжировщиков и лидеров инструментальных групп. Оркестр Вайнштейна всегда был лучшей школой для ленинградских музыкантов, из него вышло немало аранжировщиков и будущих руководителей: Игорь Петренко, Алексей Канунников, Олег Кувайцев, Давид Голощекин, Владимир Моисеев, Марк Звонарев и другие.

Только в 1968 году Вайнштейн решил расстаться с работой в танцевальном зале и перейти к концертной гастрольной деятельности. Программы, естественно, потребовали эстрадных номеров – появился танцевальный дуэт и вокалисты с популярными песнями. Но бэнду удалось отстоять свое право и на исполнение большого числа инструментальных композиций. Оригинальной и успешной оказалась транскрипция Виталия Долгова «Лунного вальса» Дунаевского, был возобновлен Парафраз на тему песни Гершвина «Любимый мой», Игорь Петренко создал джазовый вариант «Песни о встречном» Дмитрия Шостаковича. Ленинградцы по-прежнему делали упор на тембровую атмосферу и на блестящий современный репертуар. Пьесы подбирались настолько тщательно и с таким вкусом, что большое количество инструментального джаза не вызывало возражений ни у начальства, ни у слушателей. Достаточно познакомиться с заголовками газетных рецензий, чтобы почувствовать своеобразие восприятия этого оркестра во время его поездок по стране: «Джаз играет классику», «Оркестр, который может все», «Мастера джаза», «Художники джаза», «Академия джаза», «В джазе только классика!», «Цитадель джаза», «Этот серьезный, серьезный джаз». «Ленинградцы воспитывают зрителя, – писал рецензент из Астрахани, – они прививают ему серьезное отношение к джазу, к серьезному искусству, заслуживающему уважения».

Говоря о концертной, просветительской деятельности больших оркестров, не следует забывать, что все программы, выпускаемые на публичные выступления, бесконечно проверялись художественными советами концертных организаций, министерствами культуры союзных республик. Существовало немало препятствий для свободного выбора. Во-первых, было точно определено процентное соотношение между отечественным и зарубежным репертуаром – 80 % было отведено русской и советской музыке, а 20% зарубежной. Во-вторых, тщательно фильтровались зарубежные авторы, на радио и телевидении всегда существовал так называемый «черный список» композиторов и исполнителей, которые позволяли себе нелестные отзывы о нашей стране. Это список негласно существовал и в концертных организациях. Но поскольку функционеры плохо разбирались в джазе, возникали весьма частые подтасовки. Особенно заметно это по выпущенным в 60-е годы пластинкам. Часто имя американского автора из осторожности вообще не упоминалось – написано было «обработка такого-то…» Самый яркий пример подтасовки – пластинка оркестра Иосифа Вайнштейна 1965 года: «Карнавал» муз. Карела Влаха (чеха) – это на самом деле “That’s A Plenty” Лью Поллака, «Улица грез» муз С. Каневского (подразумевается, что автор – поляк, а пьеса снята с биг-бэнда Стэна Кентона) – это “Street Of Dreams” Виктора Янга, «Туманное утро» – это “Li’l Darling”  Хефти, а «Дозорный» Гленна Миллера – это “American Patrol” Джерри Грэя. Но можно ли себе представить на советской пластинке подлинное название этой пьесы? Все эти фальсификации (в ту эпоху вполне допустимые) не создают особых трудностей для современного исследователя истории отечественного джаза, но выглядят забавными.

  купить книгу по издательской цене

 


 

Несколько имен из нашей энциклопедии

(просто нажмите на фотографию)

Стэн ГЕТЦ, джазЭнтони БРЭКСТОНЧет БЭЙКЕР, джаз Махелия ДЖЕКСОН, джаз
Al Di Meola, джазСидней Беше, биография, джазМонти АЛЕКСАНДЕР, джаз Бенни Гудмен, джаз

 


04 Ноября 2010, 19:03
Раздел: джазовые книги


Комментарии к этой записи:


 
Info-Jazz
19 Июня 2011 в 16:14 написал:

Это учебник, который должен быть в библиотеки каждого среднего и высшего музыкального учреждения.


Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ваше имя:


Контактный e-mail (не будет виден остальным):


Текст комментария:


Ответьте, пожалуйста, на вопрос (ответ на русском языке):
Джазовое прозвище Чарли Паркера


Это большое и нужное дело

... я всегда восхищался тем, как бережно американцы относятся к своей культуре! Отреставрированы все записи, собраны все мемуары, не потерялся ни один исполнитель...
Вы делаете неоценимый труд и для наших современников и для будущих поколений россиян!
В. Киселев (Москва)

Спасибо В. Фейертагу ...

Очень благодарен Вам (и все дальневосточные музыканты) за включение наших имен в справочник "Джаз в России". Очень рад! А за молодых ребят ОСОБЕННО!
Теперь их вся РОССИЯ сможет узнать. ... Мы и далее будем стараться повышать своё мастерство, воспитывать молодежь, укреплять позиции ДВ джаза.
В. Захаров, (Хабаровск)


Интересное:

Оскар Питерсон Джазовая одиссея. АвтобиографияКнига «Джазовая Одиссея» — очень добрая повесть об уникальном и достаточно легком пути к славе выдающегося пианиста Оскара Питерсона. Ему во многом повезло. Прежде всего, на его пути оказались хорошие педагоги, затем его заметил выдающийся продюсер Норман Грэнц, который «вывел» молодого канадского пианиста на американскую джазовую сцену, включил в свои драматургически насыщенные программы «Джаз на филармонической сцене» и организовал ему на собственном лейбле бесчисленные записи с прекрасными партнерами.

Питерсон полностью реализовал свои мечты, записав много красивой романтической музыки. В сопровождении струнной группы и с биг-бэндами, в одиночку и с трио. Записал популярные темы великих американских мелодистов — Гершвина, Порта, Керна, Юменса, Арлена, Макхью, Эллингтона...

Питерсона можно считать первым джазовым музыкантом, который вызвал интерес и привлек внимание меломанов всего мира, и тем самым помог джазу занять более высокие позиции в консервативных музыкальных кругах. В его игре поразительно сочетание нежного классического туше и мощного внутреннего свинга, виртуозных академических пассажей и мощи оркестрово-аккордового звучания...

 


Джазовые книги на нашем сайте:

Для того, чтобы узнать подробности - просто кликните по обложке

ФеейртагФеейртагФейертагСаймонВерменичБарбанБарбанБарбанБарбан ЕШапиро, ХентоффДжоэлл Тепляков книга книга Пташка. Легенда о Чарли ПаркереПономаревКулль Оскар Питерсон Джазовая одиссея. Автобиография



Джазовый проект
издательства СКИФИЯ
Джазовый проект издательства СКИФИЯ
интернет-магазин нот, Калинина рабочая тетрадь, ноты для фортепиано Яндекс.Метрика издать книгу
джаз mp3
бесплатно
РЕКЛАМНЫЙ ЛИСТ: