Войдите или зарегистрируйтесь.

Войти

Логин
Пароль

Регистрация

Логин
Пароль
Повторите пароль
Ваше имя
Ваш e-mail
Что?
Где?
Почем?
ХОЧУ!

Джазовая энциклопедия
джазовые сайты

радио джаз слушать

джазовые книги

сколько стоит доставка?

реклама на сайте
RSS


Подпишитесь на наши новости:


PARKER Maceo


PARKER Evan

Реклама:

ПЕЧАТЬ КНИГ ПО ТРЕБОВАНИЮ
(Book On Demand)
– способ печати книг по мере необходимости и малыми тиражами.
От одного экземпляра. С выплатой автору гонорара.
подробнее

Рекомендуем


Фейертаг В.
История джазового исполнительства в России
Купить Фейертаг В. История джазового исполнительства в России
380.00 руб.


учебный DVD курс по импровизации
Импровизировать может каждый
Купить учебный DVD курс по импровизации Импровизировать может каждый
2980.00 руб.


Саймон Д.
Гленн Миллер и его оркестр
Купить Саймон Д. Гленн Миллер и его оркестр
290.00 руб.


Фейертаг В.
Джаз. Энциклопедический справочник
Купить Фейертаг В. Джаз. Энциклопедический справочник
990.00 руб.



джазовые книги: "Гленн Миллер и его оркестр"

Несомненным украшением русского издания книги Д. Саймона «Гленн Миллер и его оркестр» является предисловие к ней Владимира Борисовича Фейертага. С удовольствием предоставляем его вашему вниманию:


Имя Гленна Миллера стало олицетворением джаза для нескольких поколений.
В Советском Союзе это было связано с появлением в начале 1944 года на экранах кинотеатров фильма «Серенада Солнечной долины». Это был первый прорыв американского джаза в наше общество.

Конечно, до Второй мировой войны джаз не был совсем неизвестной величиной. Издавались пластинки Дюка Эллингтона, Берта Эмброуза, Рэя Нобла, выступали оркестры Утесова, Скоморовского, Рознера, Цфасмана, Варламова, но увидеть на экранах живой свинг-бэнд, состоящий только из медных духовых и саксофонов, до той поры не доводилось наши составы, видимо, следуя традициям Пола Уайтмена, непременно использовали маленькую группу струнных...



Гленн Миллер, биографияСомнительно, чтобы имя Гленна Миллера было кому-то известно у нас до 1944 года. В конце тридцатых годов наша страна была уже полностью изолирована от западной культуры, тем более англо-американской. «Серенада Солнечной долины» вышла на экран в 1941 году, когда уже несколько месяцев шла невиданная по кровопролитию война. На второй и третий год войны постепенно налаживалось военное, экономическое и, в очень незначительной степени, культурное сотрудничество между союзниками по антигитлеровской коалиции, в результате чего в СССР появилось несколько американских кинофильмов, в основном таких, в которых каким-либо образом в сюжете прослеживалась антифашистская тематика. Так, например, завязкой в «Серенаде» является прибытие в Соединенные Штаты беженки-норвежки Карен, в роли которой снялась чемпионка мира по фигурному катанию Соня Хени. Светлый, жизнерадостный фильм с прекрасной танцевальной музыкой, с виртуозными танцорами-степистами братьями Николас не мог не нравиться. В последующие годы, вплоть до начала борьбы с космополитизмом, он спорадически возникал на экранах кинотеатров.

В 1947 году его впервые посмотрел в Воронеже и шестнадцатилетний Юрий Верменич, переводчик предлагаемой книги. «Что тут говорить! - вспоминает он, ...десять или двадцать раз я его потом видел, не помню. Сколько джазменов начинали с Серенады в те годы; это была действительно веха в истории джаза памятник, который Миллер поставил сам себе. Уверен, что с ним не мог не соприкоснуться ни один из нас. Местный Дом офицеров, где произошла эта знаменательная встреча, для меня до сих пор нечто вроде мавзолея Гленна Миллера».

Когда в середине пятидесятых на танцевальных площадках и в особенности на студенческих вечерах вновь зазвучал джаз, почти все бэнды играли «Moonlight Serenade», «Chattanooga Choo Choo», «In the Mood». Причем не всегда это были подлинные ноты Миллера. Чаще всего музыканты «снимали» произведения с пластинок или с магнитофонной ленты, на которую им удавалось записать зарубежную радиопередачу, пусть даже с помехами. Кроме того, существовало немало адаптированных и искаженных версий. Это были, как правило, ноты европейских издательств, так называемые оркестротеки, позволявшие исполнять знаменитые пьесы неполным составом оркестра. Когда эстрадные оркестры включали хиты Миллера в концертные программы, публика встречала их бурными аплодисментами, так что не было никакой необходимости даже объявлять номера. В истории советского джаза отчетливо просматривается так называемый миллеровский период, связанный не только с определенным репертуаром, но и с методом аранжировки. Данью Миллеру стали такие пластинки, как «Джаз-оркестр Иосифа Вайнштейна». Ленинград. 1959. (Д-10879-80) и «Серенада Солнечной долины». Оркестр Олега Лундстрема. (С60-07077-78). Аналогичные диски выпускались и в других европейских странах.

<...>

Большой джаз-оркестр утвердился в музыкальной жизни США как коллектив исполнителей, обладающий новыми тембровыми и динамическими возможностями, новым уровнем эмоциональной выразительности по сравнению с ранними видами импровизационного джаза. До эры свинга (так принято называть период с 1935 по 1945 год) инструментальный джаз считался частью городской негритянской культуры, относился к музыке «низкого стиля», и только успех Бенни Гудмена отбросил все предубеждения о его непритязательности и примитивности.
Веселая или грустная, быстрая или медленная, но неизменно мощная, красивая и ритмичная музыка как нельзя более соответствовала тому общенациональному оптимизму, который был вызван первыми экономическими и социальными успехами «Нового курса» Франклина Рузвельта. Как и в начале двадцатых годов, Америка продолжала танцевать, но теперь уже не с отчаянием, а с надеждой. В моду вошли биг-бэнды, которым для создания репертуара понадобилась целая армия аранжировщиков.

Ранний джаз не отводил аранжировке большой роли, так как был скорее экстатическим искусством, зависимым от вдохновения и общей атмосферы, создаваемой талантливыми импровизаторами. Конечно, музыканты нередко договаривались между собой, что и как играть, но при исполнении такая «устная аранжировка» (в джаз с тех пор вошло понятие head arrangement) могла и не соблюдаться. С появлением биг-бэндов возникла необходимость «организовать» музыку, позаботиться о музыкальной форме, точно определить место каждого голоса в общем звучании, приспособить гармонизацию к многоголосному проведению мелодии. Полагаться на интуицию талантливых одиночек было уже нельзя. Джаз перерос рамки любительского музицирования, он стал делом профессионалов.

Оркестр миллеровского типа сложился не сразу. Первым биг-бэндом принято считать бэнд пианиста Флетчера Хендерсона, выступавший в 1923 году в нью-йоркском клубе «Алабама». В оркестре были две инструментальные секции медные духовые (две трубы, тромбон) и группа язычковых (три саксофона-кларнета). К этому же времени складывается понятие о полной ритм-группе: ударные, контрабас (иногда туба), гитара и фортепиано. Через год в клубе «Роузлэнд» у Хендерсона в оркестре было уже три трубача. Группа из четырех саксофонов возникла в 1926 году одновременно в Нью-Йорке у Дюка Эллингтона и в Канзас-сити у Бенни Моутена, а неугомонный экспериментатор Дон Рэдмен в 1931 году собрал медную группу из шести человек. И наконец, стандартная группа из пяти саксофонов (два альта, два тенора, баритон) была «изобретена» в 1933 году Бенни Картером.

биография Дюка ЭллингтонаФлетчер Хендерсон и Дон Рэдмен, снискавшие славу первых биг-бэндовых аранжировщиков, рассматривали инструментальные секции как отдельные голоса. Рэдмен первым начал писать саксофонам сложные многоголосные пассажи. Он же стал делить мелодию одна группа ее начинала, а другая подхватывала и завершала. В 1927-1930 годах любопытные возможности смешивания тембров, небанального выстраивания аккордовой вертикали, использования сурдин продемонстрировал молодой Дюк Эллингтон. Все эти новинки от вопрос-ответного принципа (его связывают с традициями негритянского народного искусства) до эллингтоновских граул-эффектов первоначально воплощались негритянскими бэндами, и только в тридцатые годы их подхватили самые передовые лидеры белых танцевальных оркестров. Бенни Гудмен, Арти Шоу, Харри Джеймс, Томми и Джимми Дорси жаждали не только материального успеха, но и признания истинных ценителей. Именно поэтому Уильям МакКинли заказывал аранжировки Дону Рэдмену, а Бенни Гудмен Флетчеру Хендерсону.

Блюзовое интонирование, неакадемическое звучание, техника риффов, частые глиссандо и тому подобное в сочетании со строгой европейской формой, ставшей привычной благодаря шлягерам и бродвейским мюзиклам, дали поразительный эффект.

Конечно, по-прежнему высоко ценилось индивидуальное мастерство импровизирующего музыканта, но, пожалуй, наибольшее значение приобретает слитность исполнения, общее джазовое чувство. В 1939 году критик Ирвинг Колодин справедливо отмечал: «Все, что было записано в аранжировках, сохраняло свою джазовую специфику. Не делалось никаких попыток заставить джаз звучать по-другому в сравнении с тем, чем он являлся в своей основе. Единственным желанием аранжировщиков было сделать его более упорядоченным, более интегрированным и унифицированным, с максимально возможной концентрацией его лучших качеств».

Книга Дж. Саймона убеждает нас в том, что успех Миллера связан прежде всего с его деятельностью в качестве аранжировщика и бэнд-лидера. В то время, когда число бэндов в одном только Нью-Йорке исчислялось не десятками, а сотнями, важно было записать на пластинку свой хит и закрепить в сознании слушателей оригинальное, быстроузнаваемое звучание, так называемый саунд. Миллер долго и кропотливо создавал свой оркестровый почерк. Его основная находка соединение кларнета с четырьмя саксофонами в пределах одной октавы (мелодическая линия кларнета в таком случае усиливается играющим на октаву ниже тенор-саксофоном) и параллельное движение всех голосов. Этот прием, получивший наименование «кристалл-хорус», стал опознавательным знаком эпохи, которую можно считать последним десятилетием танцевального джаза. Эффектнее всего «кристалл» звучал в медленных пьесах, балладах ноты большой длительности исполнялись с мягкой и равномерной вибрацией. Так же мягко и нежно вибрировали тромбоны, а иногда и вся медная группа. Славу одного из самых поющих оркестров закрепила за ним знаменитая «Moonlight Serenade».

Гленн Миллер и его оркестрМиллер понимал, что любая мелодия прозвучит в оркестровке по-настоящему лишь тогда, когда аранжировщик создаст практически новую композицию. Именно поэтому хитами оркестра Миллера принято считать многие мелодии, звучавшие ранее и в других оркестрах, но ставшие знаменитыми только в версии Миллера и его партнеров-аранжировщиков (Джерри Грэй и Билл Финеген). Так случилось, к примеру, со знаменитой темой «In the Mood». В 1939 году саксофонист Джо Гарланд предложил ее оркестру Арти Шоу. Там она почему-то «не пошла». Тогда Гарланд принес тему Миллеру. Джерри Грэй, взявшийся за аранжировку пьесы, сделал некоторые купюры, «раскидал» риффы по группам, ввел динамические контрасты и сольные переклички. Записанная на пластинку версия Грэя сразу же вышла на первые позиции на всех радиостанциях от Нью-Йорка до Сан-Франциско.

Трудно сказать, когда именно возник первый ансамбль из восьми медных и пяти саксофонов, к этому в тридцатые годы подбирались и Дюк Эллингтон, и Томми Дорси. Вряд ли Миллер удивил таким подбором инструментов, но он твердо стоял за формулу 5 на 8 она оказалась самой удобной, так как и трубы, и тромбоны могли самостоятельно исполнять прочно вошедшие в моду септаккорды, а аранжировщики создавали более сложный контрапункт, имея дело с тремя инструментальными секциями.

Исполняемая Миллером музыка всегда была предназначена для самой широкой аудитории, она стала явлением массовой культуры. Это позволяло многим исследователям джаза не считать оркестр Миллера чем-то выдающимся и не причислять его самого к джазменам. Такая точка зрения, конечно, возможна, если отталкиваться от тех новых идиом джаза, которые завладели умами человечества уже после эпохи свинга. Тогда, несомненно, большее значение приобретет деятельность Луи Армстронга, Бикса Бейдербека, Джели «Ролл» Мортона, Эрла Хайнза, Сиднея Беше, музыкантов и лидеров бэндов, наделенных выдающимся даром импровизации. В такой ретроспективе Миллеру уготовано место удачливого бизнесмена, мировую славу которому по случаю принес кинематограф. Но следует учесть, что Миллер «вошел» в музыкальный бизнес в то время, когда джаз утверждался в жизни больших городов как музыка для танцев. И Армстронг, и Хайнз, и Мортон также руководили бэндами, но сегодня о них помнят только специалисты, а состав Миллера оставил в истории джаза мощный «оркестровый» след, который никак нельзя не заметить.

Отдавая дань новейшим критериям, Саймон неоднократно подчеркивает, что Миллер не был ни выдающимся инструменталистом, ни заметным импровизатором, что он всегда уступал (и завидовал) Томми Дорси и Джеку Тигардену, хотя считаться третьим в Америке тоже не так уж плохо.
Миллер был человеком джазовой ориентации это бесспорно. Он прошел школу в оркестре Бена Поллака, где его партнером был Бенни Гудмен. Миллер знал цену импровизационному мастерству и всегда радовался, когда ему удавалось пригласить в свой оркестр хороших солистов. Приступая к аранжировке, он прекрасно знал возможности исполнителей своего оркестра, понимал, как наилучшим образом использовать их дарования. Не все музыканты, сотрудничавшие с
Миллером, любили его, но гордились успехом оркестра все. Мощное, красивое звучание вызывало воодушевление у танцующей публики, а позже стало для многих европейцев символом процветающей заокеанской державы.

Биография Гленна МиллераЛюди, пережившие гитлеровскую оккупацию, не раз вспоминали, с каким восторгом, с какими надеждами на скорое освобождение и светлое будущее они слушали музыку миллеровского оркестра Военно-воздушных сил, регулярно транслируемую из бункера Би-Би-Си. Это была и ностальгия по мирной жизни, и присоединение к американской мечте, которую старательно пропагандировал Голливуд, создавая на экране конвейер из удачливых золушек, обязательно превращающихся в миллионеров или знаменитых артистов. Видимо, прав Саймон, когда пишет, что музыка оркестра Гленна Миллера «...до сих пор вызывает в памяти самые романтические воспоминания об этой канувшей в вечность эпохе».

Джордж Саймон (1912 - 2001) не сторонний наблюдатель, а действующее лицо эры свинга. С 1935 года он внештатный сотрудник популярного джазового журнала «Метроном», а с 1939 года его редактор. В юности он играл на ударных, собрал студенческий бэнд «Конфедераты», но позже не захотел полностью посвятить себя музыке, хотя сам Миллер предлагал ему постоянную работу в бэнде. Сцена Нью-Йорка, на которой, собственно, разворачивалась история биг-бэндов, была ему прекрасно известна. «Я фактически жил среди этой музыки и ее исполнителей день и ночь, наслаждаясь каждым часом и каждой минутой такой жизни...» пишет он.

В то время фанаты свинга были великолепно осведомленными людьми, они точно знали, кто, где и когда играет, у кого в оркестре произошли замены, им были известны имена не только солистов, но и рядовых музыкантов. Публика знала репертуар своих любимцев и была способна заметить любое отклонение в исполнении, и многие почитали за честь быть лично знакомыми с музыкантами. Поэтому книга Саймона переполнена именами, названиями клубов, сведениями о карьере того или иного человека, да и о себе самом. Возможно, это затруднит чтение, но изъять такие подробности пусть даже не имеющие прямого отношения к делу означает лишить труд Саймона той всепроникающей осведомленности, которая так ценится американскими читателями.

П. И. Чайковский, побывав в конце XIX века в Нью-Йорке, записал в дневнике: «Жизнь кипит здесь ключом, и хотя главный интерес ее нажива, однако и к искусству американцы очень внимательны». Это справедливо и по сей день, поэтому не должно казаться странным, что Саймон уделяет много внимания не только музыкальным, но и деловым достижениям Миллера. Скрупулезно подсчитаны заработки (вплоть до центов) оркестра и его руководителя, отмечены рекорды посещаемости танцевальных залов, описаны даже самые важные покупки (дома, автомобили). Автор старательно рисует всесторонний портрет своего героя, отнюдь не стремясь упрятать отрицательные черты его характера. Иногда высказывания музыкантов слишком противоречивы: одни считают Миллера угрюмым и нелюдимым, другие, наоборот, чрезвычайно общительным, одни признают в нем джентльмена, другие нет. Рассказы о музыкантах, их друзьях и родственниках помогают нам глубже проникнуть в атмосферу американской индустрии развлечений, а легендарная фигура
Миллера, обаятельного очкарика из «Серенады Солнечной долины», приобретает реальные человеческие черты. Над страницами книги постоянно зависает мрачное облако неустроенности, неуверенности в будущем. Джазу не суждено было при жизни Миллера стать общепризнанным концертным искусством, о котором бы пеклись профессиональные менеджеры. Поэтому ему приходилось многое делать самому, что, кстати, и привело его к случайной трагической гибели.

биография Гленна МиллераКнига Саймона не музыковедческое исследование. Это жизнеописание. Книга адресована широкому читателю, но прежде всего она интересна тем, кто знаком с джазом тридцатых-сороковых годов, кого по-настоящему волнует история и судьба биг-бэндов. Редакция не сочла необходимым давать сноски о таких людях джаза, как Бенни Гудмен или Дюк Эллингтон. Читатель найдет эти имена во многих уже выпущенных на русском языке книгах о джазе. Сноски даны лишь там, где появление нового имени или термина может вызвать затруднение в понимании смысла текста. Кроме того, книга дополнена нотами и текстами самых популярных песен и танцевальных мелодий из репертуара миллеровского оркестра.

«Всякая эпоха рождает свои формы увеселительной музыки»
, сказал Марио дель Монако. Эра свинга, неразрывно связанная с танцевальными залами, оставила нам галерею портретов выдающихся музыкантов, вынужденных быть увеселителями своего времени. Выполненное Джорджем Саймоном скрупулезное жизнеописание одной из «ячеек свинга» оркестра Гленна Миллера является не только воспоминанием о личном друге и замечательном аранжировщике, но и важной составной частью в малоисследованной истории джаза.


В. Фейертаг

 


 Саймон Д.  "ГЛЕНН МИЛЛЕР И ЕГО ОРКЕСТР"

гленн миллер и его оркестр купить

Издательство "Скифия", Санкт-Петербург, 2005, ISBN: 5-98620-017-9, формат: 70x108/32, твердый переплет, иллюстрации, 360 стр., нотное приложение, тираж 2000 экз.
Гленн Миллер - один из самых популярных джазовых музыкантов Америки, ставший олицетворением джаза для нескольких поколений. Автор книги Джордж Томас Саймон (1912-2001) - действующее лицо эры свинга. Его книга охватывает весь спектр увлекательной джазовой жизни 30-40-х гг.
В книге много фотографий, ноты и тексты более 30 популярных песен и танцевальных мелодий из репертуара миллеровского оркестра...

гленн Миллер оркестр купить узнать подробности и купить книгу


21 Сентября 2009, 10:13
Раздел: джазовые книги



Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ваше имя:


Контактный e-mail (не будет виден остальным):


Текст комментария:


Ответьте, пожалуйста, на вопрос (ответ на русском языке):
Сценическая фамилия знаменитой джазовой певицы по имени Билли


Это большое и нужное дело

... я всегда восхищался тем, как бережно американцы относятся к своей культуре! Отреставрированы все записи, собраны все мемуары, не потерялся ни один исполнитель...
Вы делаете неоценимый труд и для наших современников и для будущих поколений россиян!
В. Киселев (Москва)

Спасибо В. Фейертагу ...

Очень благодарен Вам (и все дальневосточные музыканты) за включение наших имен в справочник "Джаз в России". Очень рад! А за молодых ребят ОСОБЕННО!
Теперь их вся РОССИЯ сможет узнать. ... Мы и далее будем стараться повышать своё мастерство, воспитывать молодежь, укреплять позиции ДВ джаза.
В. Захаров, (Хабаровск)


Интересное:

Оскар Питерсон Джазовая одиссея. АвтобиографияКнига «Джазовая Одиссея» — очень добрая повесть об уникальном и достаточно легком пути к славе выдающегося пианиста Оскара Питерсона. Ему во многом повезло. Прежде всего, на его пути оказались хорошие педагоги, затем его заметил выдающийся продюсер Норман Грэнц, который «вывел» молодого канадского пианиста на американскую джазовую сцену, включил в свои драматургически насыщенные программы «Джаз на филармонической сцене» и организовал ему на собственном лейбле бесчисленные записи с прекрасными партнерами.

Питерсон полностью реализовал свои мечты, записав много красивой романтической музыки. В сопровождении струнной группы и с биг-бэндами, в одиночку и с трио. Записал популярные темы великих американских мелодистов — Гершвина, Порта, Керна, Юменса, Арлена, Макхью, Эллингтона...

Питерсона можно считать первым джазовым музыкантом, который вызвал интерес и привлек внимание меломанов всего мира, и тем самым помог джазу занять более высокие позиции в консервативных музыкальных кругах. В его игре поразительно сочетание нежного классического туше и мощного внутреннего свинга, виртуозных академических пассажей и мощи оркестрово-аккордового звучания...

 


Джазовые книги на нашем сайте:

Для того, чтобы узнать подробности - просто кликните по обложке

ФеейртагФеейртагФейертагСаймонВерменичБарбанБарбанБарбанБарбан ЕШапиро, ХентоффДжоэлл Тепляков книга книга Пташка. Легенда о Чарли ПаркереПономаревКулль Оскар Питерсон Джазовая одиссея. Автобиография



Джазовый проект
издательства СКИФИЯ
Джазовый проект издательства СКИФИЯ
интернет-магазин нот, Калинина рабочая тетрадь, ноты для фортепиано Яндекс.Метрика издать книгу
джаз mp3
бесплатно
РЕКЛАМНЫЙ ЛИСТ: